Alib.ru > Книголюбы, собиратели, ценители... > Библиотеки Петра I и членов его семьи > Библиотека Я. В. Брюса


Алиб.ру - Главная | Последние поступления | Форум | Продавцы книг | Как купить книгу | Как продать книги | Ищу книгу | Доставка | О сайте

Ключевые слова:
     
Пример: как найти                              Расширенный поиск
    Собрание антикварных книг
Старая книга на Старой деревне (СПб)
Все книги в продаже (3961869)
Загрузка книг проводится ежедневно в 3, 9 и 23ч.

Частные книжные собрания России в первой четверти XVIII в.

Источник: Луппов С.П. Книга в России в первой четверти XVIII в. Л., 1973. Глава пятая. Частные книжные собрания. Перепечатывается с незначительными сокращениями.

2. Библиотека Я. В. Брюса.

Яков Виллимович Брюс происходил из знатной шотландской фамилии. Отец его (а по другим сведениям дед) эмигрировал в Россию из Шотландии во времена Кромвеля. Сам Брюс родился в 1670 г., получил отличное по тому времени образование, с ранних лет пристрастился к математическим наукам. Вместе с братом Романом Я. Брюс записался в потешные Петра, принимал участие в неудачных походах В. В. Голицына против турок, а в 1689 г. последовал за Петром в Троице-Сергиеву лавру, куда Петр укрылся, спасаясь от происков Софьи. С этого времени Брюс становится почти неразлучным спутником Петра во время его походов и путешествий, участником крупнейших событий петровского времени. Брюс был с Петром в обоих его азовских походах, в путешествии за границу во время "Великого посольства" 1697-1698 гг., в походах против шведов, участвовал в битве под Полтавой.

Брюс принадлежал к числу ученых людей своего времени. Подобно Петру, он всю жизнь пополнял свои знания. Уже во время осады Азова Брюс, тогда молодой артиллерийский капитан, был в состоянии составить карту территории от Москвы до Малой Азии, которая была отпечатана в Амстердаме в типографии Тессинга. Во время "Великого посольства" Брюс в январе 1698 г. сопровождал Петра в Англию. Здесь он слушал лекции английских математиков, посещал лондонскую обсерваторию, знакомился с постановкой монетного дела в Type, отливкой артиллерийских орудии в Вульвиче.

Из всех научных дисциплин Брюс лучше всего знал астрономию, которой занимался всю жизнь, однако область его научных интересов была значительно шире. Биограф Брюса М. Д. Хмыров, подчеркивая энциклопедичность познаний Брюса, пишет о нем: "Астроном и математик, артиллерист и инженер, ботаник и минеролог, сферагист и географ, автор нескольких и переводчик многих ученых сочинений - гр. Брюс бесспорно был просвещеннейшим из всех сподвижников Петра и чуть ли не первым деятелем на поприще тогдашней русской педагогики".

Образованность и способности Брюса - причина его быстрого продвижения по службе. В 1700 г., в возрасте 30 лет, он был уже генерал-майором, в 1704 г. назначен генерал-фельдцейхмейстером, т. е. начальником всей русской артиллерии, в 1717 г. - президентом Берг- и Мануфактур-коллегий, продолжая возглавлять и артиллерийское ведомство. Кроме того, в его ведение перешли Монетный и Денежный дворы, а также все крепостные сооружения России. В 1717 г. вместе с Остерманом Брюс был направлен на Аландский конгресс, а в 1721 г. они же заключили выгодный для России Ништадтский мир, чем заслужили особое расположение Петра.

Из приведенных фактов видно, что Брюсу поручались должности, требовавшие инженерного образования и хорошего знания иностранных языков. Брюс действительно владел английским и немецким языками и неплохо знал голландский. Высокообразованных людей при дворе Петра было немного, и поэтому он стремился как можно лучше использовать знания каждого из них. Помимо исполнения высших государственных должностей, Брюс всегда имел от Петра много других поручений, главным образом связанных с распространением просвещения в России. Он учреждал школы с инженерным уклоном, принимал непосредственное участие в развитии книгопечатания в России (в его ведении находилась типография В. Киприанова), вербовал иностранных специалистов на русскую службу, вел переписку с иностранными учеными и т. д. С именем Брюса связаны усовершенствования в русской артиллерии, доказывающие, что он был не просто администратором, но и хорошо разбирался в вопросах артиллерийского дела. Брюсу поручалось делать и редактировать переводы книг с иностранных языков на русский (эти поручения он выполнял даже во время походов). Для Брюса как переводчика характерно чрезвычайно ответственное отношение к своей работе, желание сделать переводы как можно более понятными будущим читателям. Выступая по поручению Петра в качестве редактора переводов, сделанных другими людьми, он не просто правит текст, но, сличая его с оригиналом, исправляет как погрешности переводчика, так и стиль самого автора, становясь таким образом и редактором оригинала. Перевод книги Севела натолкнул Брюса на мысль составить русско-голландский и голландско-русский лексиконы, которые могли, по его мнению, пригодиться Петру I во время поездки за границу в 1717 г. Обе книги вышли из печати в 1717 г.

Как устанавливается авторами "Описания изданий гражданской печати", Брюс был переводчиком следующих книг: "Геометриа, славенски землемерие", "Книга мирозрения, или мнение о небесноземных глобусах и их украшениях", "Вилима Севела искусство нидерландского языка..."; редактором перевода книг: "Нонойттео основание и практика артиллерии" Эрнеста Лраупа, "Новое крепостное строение" М. Кугорна, "Учение и практика артиллерий..." 3. Бухнера, "Таблицы синусов, тангенсов и секансов..." А. Влакка, "Земноводного круга краткое описание..." И. Гюбнера. Кроме того, Брюс выступает как автор книг: "О превращении фигур плоских во иные такова же содержания" (1708), лексиконы русско-голландский и голландско-русский (1717) и один из авторов книги "Юности честное зерцало..." (1717, 1719, 1723). Приведенный перечень показывает, что круг научных дисциплин, с которыми имел дело Брюс при переводах книг, был достаточно широк: математика, астрономия, география, артиллерия, военно-инженерное дело, языкознание, правила поведения.

После смерти Петра Брюс очень скоро отстранился от государственных дел. К участию в начавшейся уже при Екатерине I ожесточенной борьбе вельмож за власть Брюс по складу своего характера чувствовал себя не способным и поспешил уйти с политической арены. 6 июля 1726 г. последовала отставка Брюса, и последние 9 лет жизни он целиком посвятил себя науке, проживая в своем подмосковном имении Глипках и изредка наезжая в Москву для посещения астрономической обсерватории московских артиллерийских школ, помещавшейся в Сухаревой башне, где он проверял свои вычисления.

Астрономия была одним из любимейших занятий Брюса, и в этой области Брюс разделял передовые взгляды. Как известно, гелиоцентрическое учение Коперника только в конце XVII в. стало проникать в Россию, и еще в первой четверти XVIII в. многие передовые русские люди придерживались противоположной точки зрения. Первым печатным изданием, в котором упоминалась система Коперника, был гравированный лист "Глобус небесный...", напечатанный в 1707 г. Киприановым, типография которого находилась в ведении Брюса. Впрочем, в этом издании говорилось и о других системах: Птолемея, Тихо де Браге, Декарта.

В 1717 г. вышел из печати перевод Брюса книги Хр. Гюйгенса, в которой излагалась система Коперника. Книге предшествовало предисловие, написанное Брюсом. Это предисловие составлено очень осторожно, революционность излагавшейся точки зрения декорировалась богословскими украшениями. И все же на некоторых просвещенных русских людей книга произвела впечатление разорвавшейся бомбы. Директор Петербургской типографии (где печаталась книга) М. П. Аврамов рассказывал (правда, уже после смерти Петра): "Рассмотрел я оную книжичищу во всем богопротивную, ввострепетав сердцем и ужасяувся духом".

Правда, через два года под редакцией Брюса был издан перевод книги Гюбнера, стоявшего на геоцентрической точке зрения, но это совсем не означает, что Брюс изменил свою позицию. Скорее можно предположить, что издание книги Гюбнера, очень популярного в ту эпоху учебника географии, было в какой-то мере уступкой господствующей точке зрения. Вспомним известный "Брюсов календарь", изданный В. Киприановым, в котором наряду со сведениями о восходе и заходе солнца и т. д. излагались и астрологические предсказания по положениям планет. Возникает справедливый вопрос, верили ли в эти предсказания сами Киприанов и Брюс? Вернее всего, что не верили, а включением в календарь астрологических предсказаний они отдавали лишь дань своему времени.

После смерти Брюса (19 апреля 1735 г.) осталась большая коллекция редкостей и очень крупная для своего времени библиотека. То и другое он собирал, по-видимому, всю свою жизнь. По крайней мере из его переписки видно, что коллекцией оп занимался еще в 1716 г. В отличие от многих коллекционеров Брюс выступает перед нами не как простой собиратель, а как ученый, который приобретает то, что ему надо для занятий. И коллекция, и библиотека отражают широту его интересов.

Собрание книг и вещей Брюса было приобретено Академией наук и в декабре 1735 г. доставлено в Петербург. Книги были переданы в академическую библиотеку, но приемка их по описям закончилась лишь в декабре следующего 1736 г. К сожалению, собрание Брюса не сохранилось в Библиотеке Академии наук как единая коллекция, все книги были рассредоточены по соответствующим разделам, и их можно узнать лишь по экслибрису Брюса, приклеенному на внутренней стороне переплета. На некоторых книгах есть автографы Брюса. Так, на титульном листе книги В. Лейбурна о солнечных часах (Лондон, 1682), снабженной большим количеством чертежей и расчетов, имеется подпись Брюса и дата: 1699 г.

В ЛОААН сохранилось несколько вариантов описей книг Брюса, по которым можно составить представление об этом интереснейшем книжном собрании.

В деле 219 фонда № 158 хранится "Ведомость, что по описи явилось в доме покойного генерал-фельдмаршала и кавалера Якова Виллммовича Брюса в библиотеке книг немецких разных диалектов и российских". Описания книг в этой ведомости пронумерованы:

№№ 1-736, причем № 736 является явно позднейшей допиской (л. 8-33). В том же деле имеется и описание всех этих книг на языке Оригинала (л. 81-112), а также "Appendex Catalog librorum Brucorurn" (с № 736 по № 1432) на языке оригинала. Русский вариант "прибавлений" в деле отсутствует. При сравнении русского и иностранного вариантов основной описи (с № 1 по № 736) бросается в глаза, что иностранный вариант составлен гораздо добросовестнее русского. Здесь указаны не только фамилии авторов и названия книг, но и год и место издания, количество томов и т. д. В русском тексте сплошь и рядом многие из этих данных отсутствуют и иногда вместо перевода дается совершенно безграмотная русская транскрипция фамилии автора и названия книг.

В деле 221 того же фонда №158 хранится "Роспись книгам и прочим вещам, отданным в Академию наук из пожитков покойного фельдмаршала графа Брюса" (с № 1 по № 736), и "Прибавления к книгам фельдмаршала Брюса" (с № 736 по № 1432). Обе записи заверены подписью секретаря Академии наук Сергея Волчкова. При сравнении этого варианта основной описи книг Брюса с русским вариантом описи, хранящимся в деле 219, устанавливается, что в описания книг в деле 221 внесены уточнения: добавлены недостающие данные, исправлены ошибки, а главное устранены нелепости перевода.

Нам остается сказать несколько слов об описях книг Брюса, хранящихся в деле 220 фонда № 158 и в деле 186 (разряд II оп. 1). Описи в деле 220 полностью соответствуют русским описям, хранящимся в деле 221, добавлена только одна графа - оценка каждой книги. По описям, хранящимся в деле 186, судя по пометам против некоторых вещей "есть", "нет", производилась проверка фактического наличия поименованных вещей.

Чтобы лучше разобраться во всех вариантах описей библиотеки Брюса, надо вспомнить историю ее передачи. После смерти Брюса Академия наук возбудила ходатайство о передаче ей библиотеки и коллекции, что соответствовало воле и самого Брюса. По приказу Кабинета Е.И.В. начальник Москвы С. А. Салтыков назначил для описи вещей и книг двух человек: Б. В. Аладьина и Г. Л. Гурьева, которые и выполнили поручение. Вслед за тем в Москву за коллекцией Брюса прибыл от Академии наук нотариус Тидеман с копиистом немцем И. Пухартом. Тидеман не только должен был принять книги и вещи по росписи (в инструкции: упоминается роспись проф. Гросса), но и учинить особую роспись книг и вещей, обнаруженных им дополнительно (т. е. еще не описанных).

Описи были сделаны, коллекция Брюса принята и, как уже говорилось, привезена в Петербург. Однако у Тидемана оказалась недостача в вещах Брюса, в которой он не смог отчитаться. После смерти Тидемана (8 июля 1742 г.) Академия назначила запрет на продажу его вещей до тщательной проверки книг и ценностей особой комиссией.

На основе изучения всех вариантов описей и сопоставления приведенных фактов, связанных с передачей собрания Брюса в Академию, устанавливается, как нам кажется, история создания всех описей. Первоначальный русский вариант описи, изобилующий различными нелепостями и хранящийся в деле 219, был составлен по поручению С. А. Салтыкова Б. В. Аладьиным и Г. Л. Гурьевым. Приехавшие из Петербурга Тидеман и Пухарт сделали иностранный вариант описи (или воспользовались уже готовой описью Гросса, о которой упоминается в инструкции Тидеману). Однако, поскольку ими было обнаружено еще много книг и вещей, они составили также русский и иностранный варианты "Прибавлений" к описи собрания Брюса.

По описям Пухарта, заверенным секретарем Волчковым (дело 221), происходила передача книг в библиотеку. При этом была составлена и чистовая опись на русском языке книг и вещей с оценкой каждой вещи (дело 220); это надо было сделать для определения суммы, причитающейся для уплаты за коллекцию. После смерти Тидемана (а может быть и ранее) проводилась сверка описей с наличием. Это делалось но описи в деле 186 (разряд II, оп. 1). Известно, что опись книг и вещей Брюса была опубликована в 5-м томе "Материалов для истории Академии наук". Как показало сличение, основная опись книг Брюса (№ 1-736) была, к сожалению, напечатана по дефектному варианту, составленному людьми Салтыкова, а "Прибавления" - по русскому варианту, заверенному С. Волчковым (дело 221).

Таким образом, при изучении состава коллекции Брюса следует пользоваться иностранными вариантами основной описи и "Прибавлениям" к ней, хранящимися в делах 221 и 220. Что же касается описей, опубликованных в "Материалах для истории Академии наук", то объектом изучения могут служить только "Прибавления" к описи (№№ 736-1432), а основная опись (№ 1-736), изобилующая большим числом ошибок, не должна приниматься во внимание.

Как уже сообщалось, в основной описи книг Брюса и "Прибавлениях" к ней значится 1432 названия (фактически же с учетом разрыва в нумерации 1423). Здесь среди печатных книг перечисляются также карты и небольшое число рукописей. Кроме того, рукописи, карты и книги Брюса значатся еще в двух описях (на языке оригинала), также хранящихся в деле 219 и опубликованных в русском переводе в 5-м томе "Материалов для истории Академии наук".

Полученное нами число томов книг Брюса (1579) очень близко к названному Миллером в его истории Академии наук (1500). Ошибка У. Г. Иваска в определении числа названий книг в библиотеке Брюса (735) объясняется тем, что ему была известна только первая часть описи книг Брюса, опубликованная в "Летописях русской литературы и древностей".

В табл. 12 указывается число книг в библиотеке Брюса по каждой из научных дисциплин. При подсчетах мы также столкнулись с трудностями, вследствие того что по названиям часто нелегко определить, к какой отрасли знания относится та или иная книга; поэтому некоторые так и оставлены нами в графе "неясно, по каким наукам". И все же таблица дает представление о составе книг в собрании Брюса.

Первое, что бросается в глаза при рассмотрении данных табл. 12, это универсальный характер библиотеки. Пожалуй, нет ни одной научной дисциплины, по которой у Брюса не был бы книг. Второй вывод - научный характер библиотеки: явное преобладание научной литературы над прочими видами печати. Так, художественной литературы было всего 2.1%; очень небольшой процент составляла и религиозная литература-6.5%. Книг по астрологии, алхимии и магии было совсем мало.

Соотношение числа книг по разным отраслям знания в библиотеке Брюса характеризует область его преимущественных интересов. Обращает внимание большое число литературы по физико-математическим наукам (233 книги), медицине (116 книг), геолого-географическим наукам (71 книга). Несомненный интерес Брюс проявлял и к военным наукам (91 книга), которые он хорошо знал, особенно артиллерию и фортификацию.

Но Брюс был не только естественником и военным. Гуманитарные науки, особенно история, философия, хорошо представлены в его библиотеке. В этой области Брюс, очевидно, был также силен; немало книг имелось у него и ло архитектуре, искусству и филологии (включая лексиконы).

Подавляющее большинство книг в библиотеке Брюса (свыше 80%) было на немецком, английском, голландском и латинском языках, из которых три первые он несомненно знал. По-видимому, Брюс владел и латинским языком, а французского языка не знал. В библиотеке Брюса было всего 25 французских книг, между тем как на французском языке выходило в то время очень много изданий по различным отраслям знания, и в книжных собраниях современников Брюса Л. Ф. Хрущева и Д. М. Голицына именно французская литература занимала доминирующее положение. Из всего сказанного следует, что Брюс приобретал для себя книги, как правило, лишь на тех языках, которые были ему хорошо известны.

Какие же книги находились в библиотеке Брюса? В числе математической литературы мы находим книги на разных языках по всем разделам математики: арифметике, алгебре, геометрии (в том числе и стереометрии), тригонометрии. Среди них есть и курсы по математике, и литература о практическом применении математики, и таблицы тригонометрических величин (например, Хр. Вольфа, издания 1711 г.), и учебные книги (например, "Математика для отроков" Штурма на латинском языке, изданная в Нюрнберге в 1705 г.), и математические лексиконы, переводы самого Брюса ("Приемы циркуля и линейки..."). Среди рукописей по математике находятся "Гос. генерала фельдцейхмейстера графа фон Брюса математические письма на немецком языке", стоящие в описи под № 1177. Не совсем ясно, что это: трактат или переписка на математические темы?

Довольно разнообразна в библиотеке Брюса и астрономическая литература. В числе книг по астрономии мы находим такие, как: "Космография" Себастиана Мюнстера (Базель, 1550), "Каталог звездам восточным" знаменитого английского астронома Эдмунда Галлея (1656-1742) и его же "Описание прохождения лунной тени через Англию во время солнечных затмений 1724 и 1725 гг.", "Известие о кометах" К. Нотицгеля (1665), целый ряд изданных в Гданьске на латинском языке произведений известного польского астронома XVII в. Яна Гевелия (например, "Кометография", Гданьск, 1668) и др. Наряду с упомянутыми выше трудами Э. Галлея обращают на себя внимание две книги, изданные в Лейпциге в 1703 г., - "Защищенный Коперник" Иоганна Вилкина и "Космотеорос" Гюйгенса. Книга Гюйгенса, одного из передовых умов своего времени и популяризатора системы Коперника, была, как мы знаем, переведена Брюсом на русский язык и дважды издана в России.

В числе книг по физике в собрании Брюса находились сочинения современника Брюса гениального Ньютона (1642-1727), которые Брюс читал в подлиннике. Любопытны также сочинения: Хр. Эбергарда "Книга о магнитной теории", изданная в 1720 г. в Лейпциге на немецком языке, сочинения Архимеда в изложении Барова на английском языке. Интерес к оптике (в собрании Брюса находился ряд книг по оптике) связан был у Брюса, очевидно, с его занятиями астрономией. Из переписки Брюса с Петром видно, что в вопросах оптики Брюс хорошо разбирался.

Внимание Брюса привлекала литература по химии - науке, находившейся в этот период еще в младенческом состоянии (до открытий Ломоносова и Лаиуазьо). В числе книг по химии в библиотеке Брюса мы находим: Луммер. Курс по химии (Дрезден, 1698); Г. ТО т а л. 1) Химия рациональная и экспериментальная (Лейпциг, 1720); 2) Химические примечания (Лейпциг, 1718); Кункел. Химия (Берлин, 1686); Келнер. Химия (Лейпциг, 1693), Реленер. Химия (Хемниц, 1715) и др.

Немало находилось в собрании Брюса и книг по технике. Брюс как президент Берг- и Мануфактур-коллегий, глава артиллерии, фортификации и монетного дела в России имел самое непосредственное отношение к технике. Состав книг по технике отражает характер его занятий. В собрании Брюса значатся книги по горному делу, металлургии, монетному делу: Штал. Металлургия (Лейпциг, 1720); Г. Агригула. Горное дело (1580); Хр. Гертвиг. Книга рудокопная (Дрезден и Лейпциг, 1710); Крутерман. Книга о пробовании руд (Франкфурт и Лейпциг, 1717). Интересен конволют, числящийся по описи под № 872 и являющийся своеобразной тематической подборкой литературы, очевидно, сброшюрованной в один том по указанию Брюса: Модестин. Книга о пробовании металлов (Амстердам, 1669); Борп. Рудокопная книга (Гамбург, 1676); Шипдлор. Молотная книга (Франкфурт, 1705); Венгер. Книжка о пробовании руд (Гамбург, 1704) . Из других книг по технике упомянем: "Книгу о мыловарении" (Регенсбург, 1712), "Книгу о варении селитры и как фейерверки делать" (Лейпциг, 1710), "Описание соляных заводов в Галле" Гофмана (Галле, 1708) и ряд руководств по полированию стекол.

Выше уже отмечалось, что в собрании Брюса было сравнительно немного книг по морскому делу и навигации. Это - морские уставы на русском яаыке и несколько книг по практической навигации на английском и гол-ллпдском языках. Очевидно, эта область интересовала Брюса лишь постольку, поскольку всем сподвижникам Петра приходилось заниматься вопросами навигации. Любопытно отсутствие книг по кораблестроению - области, которой особенно увлекался Петр и которая, видимо, совсем не интересовала Брюса. Очень хорошо представлена была в библиотеке Брюса литература по архитектуре. В числе книг Брюса имелись сочинения классиков (Палладия, Бароцци де Виньола, Витрувия и других крупных архитекторов) на итальянском, немецком, английском, французском, латинском, голландском языках и в русских переводах. Архитектура и строительство интересовали Брюса не менее, чем Петра.

Среди довольно немногочисленной в собрании Брюса биологической литературы преобладали труды по ботанике - упомянем такие издания, как "Книга о травах" Авр. Мутинга (Лейден и Утрехт, 1696), "Английская флора" (Франкфурт, 1660) и др. Из книг по анатомии - "Состояние анатомии в Великобритании".

Что касается медицинской литературы, то она была представлена в библиотеке Брюса довольно полно (116 книг, включая и книгу по ветеринарии). Основную массу составляли всякого рода лечебники и книги о предохранении здоровья от заболеваний, например "Лечение всех болезней" Вейсбаха (Страсбург. 1712), "Книга, как самого себя лечить" Мейнигема (Лейпциг, 1728), "Практическая медицина" Гельвиха (Лейпциг, 1710), "30 афоризм, или правила о содержании здравия" Гехма (Франкфурт-на-Майне, 1696), "Способ как лихорадку лечить" (Лондон, 1724) и др. Медицина интересовала Брюса во всех аспектах, и в его библиотеке мы встречаем литературу по самым разнообразным отраслям медицины: терапии, хирургии, урологии, гинекологии, окулистике, венерическим болезням и т. д. Встречаются и такие книги, как "Способ как пользоваться чаем вместо лекарства" Когаузена (Линкополь, 1728), "Основательный способ как кровь пускать" Штала (Лейпциг, 1725).

Брюс, по-видимому, лечил себя сам. Известно, что он страдал подагрой, и среди его книг была литература и о борьбе с этой болезнью. Большое число книг было посвящено фармакологии, аптечному делу. Упомянем такие книги, как "Домовая и походная аптека" Л. Блюментроста (Лейпциг, 1716), "Аптекарская наука" Туллера (Роттердам, 1709), "Основательное известие о лекарствах" Гофмана (Ульм, 1722) и др.

Среди книг по геолого-географическим наукам явно преобладала географическая литература. Здесь были общие работы по географии, например: "География" Гюбнера на немецком языке, изданная в 1711 г., "География генеральная..." (русский перевод известной книги Бернарда Варения, изданный в Москве в 1718 г.), "Краткое описание всего света" на латинском языке (Франкфурт и Лейпциг, 1687), "География" Вензена на немецком (1694), описания отдельных стран (Англии, Франции, Швеции, Польши, Неаполитанского королевства, Гренландии и др.), островов (Самоса, Патмоса и др.), городов (Иерусалима, Гданьска, Бендер). Интересно "Описание Российского государства", изданное в 1706 г. в Стокгольме в разгар Северной войны.

Целый ряд книг был посвящен описанию путешествий. Этот вид литературы пользовался популярностью в XVIII в. В библиотеке Брюса находились широко известные книги Адама Олеария и Корнелия де Бруина (обе изданы в Амстердаме: первая в 1711 г., вторая - в 1651 г.). Из других книг назовем "Описание путешествия в Китай" Усбранта (Франкфурт, 1707). Имелись отдельные издания по минералогии, геодезии, ряд книг был посвящен вопросу об определении широты и долготы.

Брюс был одним из крупнейших специалистов того времени по военным (особенно военно-инженерным) наукам. Неудивительно поэтому, что военная литература была хорошо представлена в его библиотеке. Здесь были военные уставы разных государств, книги по военной истории, ружейному делу и т. д. Наиболее хорошо подобрана литература по фортификации и артиллерии. В числе книг по фортификации мы встречаем произведения крупнейших специалистов того времени, в том числе подлинники переводов, изданных при Петре I. Перечислим некоторые книги: "Вобанова манера укрепления городов", труды по фортификации Франциска де Кремы, Лдама Фрейтага, Ф. Блонделя, М. Дегенса, Отто Смоли, Х-ра Нейбаруна, Штурма, ван Бруже, Якова Вертмиллера, С. Грубера, Фридериха Г. Рузена, Боргсдорфа, Беклера, Тесвена. Интересны два конволюта, числящихся в описи под № 1092 и 1138.67 В первом помещены следующие произведения: Паган. Крепостное строение (Лейпциг,1677); Римплер. Основание фортификации (Франкфурт, 1674); Шейхцер. Жестокий штурм на укрепленные места (Франкфурт, 1678). Во втором: Боргсдорф. Непобедимая крепость (Ульм, 1682); Блондель. Новый способ к крепостному строению (Столбцы, 1686). Среди книг по фортификации находились и русские переводы, например "Римплерова манера о строении крепостей". Из литературы по артиллерии назовем сочинения Кр. Геслера, М. Мигера, 3. Бухнера, Козимера, Кугорна, Пирофила, Рихтера, Блонделя и др. Здесь были и книги, являющиеся оригиналами переводов, опубликованных при Петре, например книга 3. Бухнера "Учение и практика артиллерии".

Разнообразна была в библиотеке Брюса историческая литература. Здесь имелись классики древности: Плутарх, Тит Ливии, Корнелий, Тацит, Иосиф Флавий (в основном в переводах на немецкий и английский языки), а также крупнейшие историки XVII в., например Самуэль Пуффендорф. Среди исторических книг Брюса мы встречаем курсы всеобщей истории: "Всеобщая история" Вилгелма на латиаском языке, изданная в Берлине в 1682 г., "Полная история европейская", изданная в Лондоне в 1711 г., и др., истории отдельных стран, монографии, посвященные различным историческим событиям: "Описание войны в Италии" (Лейпциг, 1702), "Историческое известие о смятениях в Польше" (1710), исторические лексиконы и др.

В библиотеке Брюса имелось много всевозможных хроник и летописцев: "Турецкая хроника" (Франкфурт на Майне, 1640), "Польская хроника" Лаутербаха (Франкфурт и Лейпциг, 1701), "Английская хронология" (Лондон, 1665), "Краткий китайский летописец" Менцелия (Берлин, 1696), а также биографической литературы: описания жизни ("жития") Карла XII (Нюрнберг, 1702), Карла-Густава (Нюрнберг, 1697), Тамерлана (Лондон, 1723), Сципиона Африканского (Франкфурт и Лейпциг, 1690), Марка Брута (Амстердам, 1700), Александра Македонского (сочинение Квинта Курция), Петра Великого (Лейпциг, 1725) и др. Две исторические книги были на русском языке: "Степенная книга" (рукопись) и "Синопсис. .." (не указано, печатное издание или рукопись). Среди книг по истории имелись и многотомные издания, например упомянутое "Житие шведского короля Карла XII" в 9 томах. Характер интересов Брюса отражает литература по нумизматике: "Книга о монетах" Патина (Страсбург, 1675), "Руководство к познанию монет" (Лейпциг, 1718), "Известия о польских и прусских монетах" (Эмтинг, 1722) и др.

Политическая литература в библиотеке Брюса была немногочисленна, однако среди этих книг имеется знаменитое произведение Макиавелли "Князь" (Амстердам, 1699), а также "Правда воли монаршей..." Ф. Прокоповича (М., 1722). Другие книги были связаны с практической русской дипломатией: известное "Рассуждение..." Шафирова о причинах шведской войны на русском языке (не ясно, какое издание), "Трактат между Российскою империей и султаном Эшрефом" (СПб., 1729), "Ключ к Ништадтскому миру" (Нюрнберг, 1722).

Несомненно обширнее была литература по философии. Здесь были труды и древних философов (Гераклита, Демокрита. Лукреция Кара), и крупнейших философов XVI-XVIII вв.: Рене Декарта (в 4 томах), Фрэнсиса Бэкона (в 3 томах), Джона Локка (в библиотеке Брюса имелось основное философское сочинение Локка, "Опыт о человеческом разуме", изданное в Лондоне в 1700 г.), Роберта Бойля (в 3 томах), Хр. Вольфа и др. Таким образом, Брюс был знаком с важнейшими философскими направлениями своего времени. В библиотеке его имелся ряд книг по логике и психологии.

Не останавливаясь на обзоре юридической и экономической литературы, сравнительно немногочисленной в библиотеке Брюса и малохарактерной для нее, посмотрим, какие труды по филологии интересовали Брюса. По этой области знания Брюс имел только два вида изданий: многочисленные словари на всех языках (английский, немецкий, французский, итальянский, голландский, шведский, латинский, славянский, греческий) и грамматики (латинская, немецкая, голландская, французская, английская, русская). Таким образом, по филологии Брюса интересовала лишь литература, необходимая для переподов.

В небольшом количестве были и книги по искусству, художественным ремеслам, например: трактат Леонардо да Винчи "О живописном письме" (на немецком языке), монографии "О знатнейших живописцах" (Гамбург, 1710; Амстердам, 1718), "Книга об искусном золотом и серебряном художестве" (Нюрнберг, 1708) и "Книга о лаковом и олифовом художестве" (Нюрнберг, 1707).

Как представителя знати Брюса интересовала литература по генеалогии и геральдике. Перечислим некоторые из этих книг: "Сокращенный каталог о дворянах и лордах в Англии" (1697), "Краткие вопросы из генеалогии" И. Гюбнера (1719), "Руководство о геральдике" В. Триера (Лейпциг, 1714), "Духовные и светские королевские ордена" X. Грифия (Берлин и Лейпциг, 1709), 5 томов "Новоисправленной книги немецких гербов" (Нюрнберг, 1657), "Куриозная геральдика" Рудольфа (Франкфурт и Лейпциг, 1718) и др. Известно, что, когда встал вопрос о гербе "господина адмирала", Петр обратился к Брюсу, хорошо знакомому с литературой по геральдике, и он дал свой проект герба.

Художественная литература в библиотеке Брюса была немногочисленна, однако состав ее не лишен интереса: произведения древних классиков (Овидия, Теренция, Эзопа, Гомера, Горация) чередовались с литературой XVI-XVII вв. Известное произведение Овидия "Метаморфозы", популярное в России в первой половине XVIII в., имелось в библиотеке Брюса на голландском языке. Очень интересно наличие в библиотеке комедий Мольера на французском и немецком языках. Из других художественных произведений имелись вирши на различных языках (включая и финский: № 1217 - "Финская стиховая книга"). Среди них любопытны числящиеся под № 1238 "Похвальные стихи на господина Исаака Невтона" (Лондон, 1728) . Наличие этих стихов в библиотеке Брюса еще раз подтверждает его большой интерес к творчеству гениального современника.

Несколько слов об антинаучной литературе, имевшейся в библиотеке Брюса, хотя и в очень небольшом количестве. Это книги по астрологии ("Ключ к астрологии", Лондон, 1676; "Астрологический календарь" на немецком языке; "Введение в астрологию", Лондон, 1694), алхимии (Фауст. Алхимический лексикон; "Алхимия", Франкфурт, 1613), толкователи снов и др.

Представляет несомненный интерес и литература, объединенная нами в таблице под рубрикой "Прочие книги"; сюда вошли книги по садоводству, пиротехнике и фейерверкам, описания различных церемоний, литература о музыке и танцах, верховой езде и т. д. Наиболее многочисленны в этой группе книги по садоводству, к которому Брюс, подобно Петру, проявлял большой интерес. Немало было работ и по домоводству: поваренные книги, "Разумная хозяйка" Миллингсдорфа (Нюрнберг, 1712), об устройстве погребов и т. д. Закономерен интерес Брюса и к литературе о музеях. В его библиотеке имелись, например, "Описание саксонской Кунсткамеры" Г. Бетеля, "Описание натуральных вещей Иоганна Шейхцера" и др. По музыке, танцам, педагогике, сельскому хозяйству, верховой езде, охоте у Брюса имелись лишь единичные книги.

Заканчивая обзор библиотеки Брюса, необходимо отметить в ней очень хороший подбор книг. Как мы уже видели, по физико-математическим наукам, архитектуре, медицине, военным наукам литература была подобрана с большим знанием дела, причем Брюс был хорошо знаком с новейшей научной литературой (например, сочинения Ньютона, Галлея). Гуманитарные науки не были областью особого внимания Брюса. По числу исторических и философских книг библиотека Брюса была значительно беднее библиотеки его современника Д. М. Голицына, который специально подбирал книги по этим областям знания. Однако и тут Брюс обнаруживает и знание предмета, и хороший вкус: классические исторические и философские произведения имелись в его библиотеке, а что касается политической литературы, то этой областью Брюс, очевидно, мало интересовался. Именно поэтому, кроме "Князя" Макиавелли, мы не находим у него других известных политических трактатов.

И еще один вывод: библиотека Брюса - не коллекция, а рабочее собрание книг, необходимых его владельцу, она полностью отражает область его научных интересов. Здесь мы почти совершенно не находим случайных книг, которые составляли подчас значительную часть книжных собраний других крупных деятелей той эпохи. И последнее, библиотека Брюса - это библиотека научной литературы, библиотека ученого, а таких еще не было ранее на Руси, начиная именно с Брюса этот тип библиотек будет встречаться все чаще и чаще, отражая быстрые успехи науки России.


Буквица. Лучшие продавцы >>>



КАРТА сайта · Алиб.ру - Главная · Авторам и правообладателям · Указатель серий · Alib в Українi · Пластинки · Марки · Добавить в Избранное

Copyright © 1999 - 2017, Ведущий и K°. Все права защищены.
Вопросы, предложения пишите в книгу


  Яндекс.Метрика
PiterOldBook - старые редкие книги      
| 0 c |