Alib.ru > О книге... > Статья "Книга" из Брокгауза и БСЭ


Алиб.ру - Главная | Последние поступления | Форум | Продавцы книг | Как купить книгу | Как продать книги | Ищу книгу | Доставка | О сайте

Ключевые слова:
     
Пример: как найти                              Расширенный поиск
    Собрание антикварных книг
Старая книга на Старой деревне (СПб)
Все книги в продаже (3952461)
Загрузка книг проводится ежедневно в 3, 9 и 23ч.

Cтатья "Книга" из Энциклопедии Брокгауза и Ефрона.

Книга (от ц. слав. кънига, которое имело значения: 1) буквы и грамоты, 2) книги, 3) письма и 4) искусства писать) - соединение в одно целое листов бумаги, папируса, пергамента и пр.; поэтому глиняные библиотеки клинообразного письма не подходят под понятие книги, и появление ее следует приурочить к изобретению бумаги из папируса.

Первые книги, состоявшие из длинных свитков такой бумаги, появляются в Египте, откуда около VlI столетия до Р. Хр. этот способ писания переходит в Грецию и потом в Рим. Египтяне долго сохраняли монополию выделки папируса, но в последние времена республики римляне завели собственные папирусные фабрики. У греков и особенно у римлян, несмотря на отсутствие книгопечатания, книжное дело стояло очень высоко: не говоря уже о библютеках общественных, при императорах были частные библиотеки в 30000 томов (или точнее - свитков) и более.

Книжные лавки встречались и в самых отдаленных провинциальных городах; в Риме были большие и малые книжные магазины и множество лавочек букинистов. При больших магазинах были залы, где находились многочисленные скорописцы; с их помощью автор мог издавать свое сочинение, и за исключительное право продавать его иногда получал гонорар или, по крайней мере, даровые экземпляры. Римская К. имела форму свитка, навернутого на палку с утолщенными концами; на верхнем конце прикреплялся ярлычек с обозначением заглавия, который высовывался из футляра, большей частью кожаного, соответствовавшего нашему переплету. Для переноски такие свитки помещались в круглые корзинки, с отверстиями во внутренней крышке, вроде тех, в которых теперь помещаются флаконы с духами. В библиотеках эти свитки не ставились, а клались на полки так, чтобы ярлычки были на виду. Писали на одной стороне, либо одной вертикальной колонной, длина которой равнялась длине свитка, либо рядом многих параллельных колонн.

Книжные магазины в Риме служили местом свидания литераторов, ученых и любителей литературы; при магазинах были и кабинеты для чтения, где за небольшую плату можно было просмотреть новинки или сличить свой экземпляр известного сочинения с таким, который был исправлен грамматиком, содержавшимся для этой цели при магазине и копировальном зале. В виду сравнительной дешевизны папируса и безусловной дешевизны труда, К. в Риме были недороги. Кроме обыкновенных дешевых экземпляров, были и чудеса каллиграфического искусства, экземпляры роскошно иллюстрированные; были книжки-крошки; Цицерон видел экземпляр Илиады, который мог поместиться в скорлупе ореха. Падение античной цивилизации прежде всего изменило внешний вид К.; папирусные фабрики закрываваются одна за другой и в Европе папирус становится все более и более редким, да он по своей непрочности и не совсем был удобен для тех К., которые были в наибольшем ходу в начале средних веков.

Для св. Писания и К. богослужебных, предназначенных для ежедневного пользования, более подходил вековечный пергамент, употреблявшийся и прежде папируса, но вытесненный его дешевизной. Теперь он снова входит во всеобщее употребление; его листы соединяются в томы, которые вполне соответствуют современной нам форме книги. В восточной империи были особые мастерские для его обработки, и писцы получали его совсем готовым; на Западе они большей частью сами обделывали его: бритвой снимали жир и пятна, пемзой очищали волосы и жилы, выглаживали и разлиновывали особ. ножем. Писали крупно, четко и красиво; в отделке заглавных букв доходили до необыкновенной роскоши. Иногда (с III по VII в.) пергамент окрашивали в красную или др. краску и всю рукопись писали разведенным серебром, а заглавные буквы золотом. Понятно, что К. в то время были страшно дороги: за красиво написанный и разрисованный молитвослов или псалтырь уступали иногда целые имения; бывали случаи, что в целом христианском городе не оказывалось ни одной книги.

В мусульманском мире книжное дело стояло в это время очень высоко: в Испании насчитывали 70 общественных библиотек, и в кордовской библютеке было, говорят, до 400000 томов. В Европе К. стали и дешевле, и чаще, когда стало распространяться употребление пергамента, тем более, что с этим совпал сильный подъем умственной жизни после крестовых походов, а также развитие университетов. В XIII в. при университетах был особый вид должностных лиц, так наз. stationarii; они давали студентам списывать учебники, брали К. на коммиссию от ростовщиков-евреев, которые сами не имели права торговать книгами, и от уезжавших студентов; эти stationarii были, таким образом, первыми книгопродавцами в новой Европе. В начале XIV в. в Париже книгопродавцы в собственном смысле уже отделились от стационариев; но и они приносили присягу университету и были подчинены его ведению. Были также и присяжные продавцы писчих материалов. В конце XIV и нач.XV в. в "латинском квартале" целые дома и переулки были заселены переписчиками, каллиграфами, переплетчиками, миниатюристами (иначе, иллюминаторами), пергаментщиками, продавцами бумаги и пр.

В Лондоне переписчики (text-writers) в 1403 г. соединились в особый цех, то же местами было и в Голландии. В Италии в XV в. были книгопродавцы, содержавшие при своем магазине массу писцов, след. способные издавать книги и до книгопечатания. В это время во всех больших городах Европы были уже общественные библиотеки, из которых иные К. выдавались на дом (libri vagautes); Другие, особенно ценные и объемистые, прикреплялись к письменным столикам железными цепями; почти везде были книгопродавцы и общества переписчиков, старавшиеся удовлетворить не только богатых любителей, но и людей среднего состояния молитвенниками, К. поучительными и даже забавными.

На Русь К. пришла, вместе с христианством, из Византии, в лучшее время специально-византийской культуры; но эта культура усваивается нашими предками далеко не во всем ее объеме. К., напр., принимаются исключительно богослужебные и благочестиво-назидательные; дело книжного просвещения ведется духовенством и весьма немногими любителями из высокопоставленных лиц. По словам Кирилла Туровского, светские люди говорили: "Жену имам и дети кормлю... не наше есть дело почитание книжное, но чернеческое". Если мирской человек и принимался читать или даже списывать книги, он делал это не для удовольствия и даже не для поучения, а для спасения души.

Книжное дело сосредотачивалось исключительно в монастырях: известна прекрасная картинка из жития Феодосия Печерского, как он волну плел для переплета в то время и в той комнате, где Иларион списывал книги, а старец Никон переплетал их. Монахи писали только с дозволения игумена, и потому К. или даже всякая отдельная статья начинается с формулы: благослови, отче. Писали на харатье (пергаменте, от chartia), на больших листах, большей частью в два столбца, крупными и прямыми буквами - уставом (который постепенно переходил через полуустав в неразборчивую скоропись XVII в.); заглавные буквы и заставки разрисовывали красками и золотом. Одну книгу писали многие месяцы и в послесловии часто выражали сердечную радость, что трудный подвиг окончен счастливо.

Нашествие монголов остановило развитие книжного дела на Ю, а как трудно было заниматься им на С, ясно свидетельствует житие Сергия Радонежского, который, не имея ни харатьи, ни бумаги, писал на бересте. Только в Новгороде были досуг и средства; о Моисее, архиепископе новгородском (1353 - 1362), летопись говорит:многи писцы изыскав и книгы многы исписав. С XV века книгописание распространяется по всей средней России:являются писцы и даже литераторы профессиональные, "питавшиеся от трудов своих"; каллиграфия иногда доходит до высокой степени совершенства; появляются хитрые измышления, вроде тайнописания (криптографии) и пр. В XVI в. и у нас начинается городской период в истории К.: Стоглав упоминает о городских писцах, деятельность которых он желает подвергнуть надзору.

Самый выдающийся деятель в истории русской К. этой эпохи - митр. Макарий.Изобретение книгопечатания значительно понизило ценность рукописей, но не сразу убило их производство: первопечатные К. представляли собой копию с современных рукописей;тем не менее, иные богатые книголюбцы все еще отдавали предпочтение лучшими мастерами писанным рукописям перед произведенными фабричным способом печатными К.: но борьба каллиграфов XVI в. с печатным станком была безнадежна и непродолжительна. Только в России среди старообрядцев рукопись соперничает с К. до XIX в. Уже в XVI в. удешевленная К. начинает служить интересам дня и заметно демократизируется: она становится доступной и интересной не только для людей серьезно образованных, но и для массы; она проникает и в женскую половину купеческого или небогатого помещичьего дома, и даже в деревенские трактиры; она столь же часто служит для забавы, как и для назидания.

В XVII в., вследствие усовершенствований в типографском деле, книжное производство прогрессирует в количестве, дешевизне и красоте; в соответствие духу времени - по выражению Бушо, остроумно сопоставляющего наружность и содержание книги с политической и культурной историей (Н. Воuchot: "Le livre, l'ilustration, la reliure", Париж, 1886), - она "надевает парик, украшается колоннами и пилястрами, становится надуто-грандиозной и вся расплывается в аллегории и условности". По особенному свойству науки XVII в., работавшей не для публики, а для немногих избранных, именно в этом столетии выходят в большом количестве многотомные фолианты, поглощавшие десятки лет жизни авторов и составленные с поразительной ученостью и тщательностью (Дюканжа, Ламбеция, Болланда и пр.). В этом же и следующем столетии появляются в большом количестве ученые и литературные журналы .

XVIII в., век просвещения, по преимуществу, вознес книгу на небывалую высоту; достаточно назвать Вольтера, чтобы дать понять, какую силу имела тогда умно написанная книжка. Знаменитая "Энциклопедия" Дидро наглядно показывает, что и толстые, дорогие К. в то время стали предназначаться для массы образованных людей, для среднего сословия. XVIII век - время зарождения и развития русской печатной книги; при Петре зародилась она, при Екатерине II получила силу и распространение (в промежутке прогресс совершался очень медленно, да и в первые годы царствования Екатерины наиболее популярные сатирические журналы расходились в 200 - 300 экз.). С 80-х годов издаются целые библиотеки классиков и переводных романов; выходят сотнями собственные подражания последним; даже мистические книги масонов выходят несколькими изданиями. Русские люди приучились читать и даже покупать книги; с особой пользой потрудился для этого Н. И. Новиков.Тогда же у нас начинают заботиться и о внешней красоте книги: даже многие казенные издания, даже уставы украшаются изящными виньетками.

В первой четверти XIX в. в истории развития книги замечаются два явления огромной важности. Хорошая книга стала обогащать автора - обогащать не посредством подарков и пенсий от богачей или правительства, но посредством покупателей, публики; знаменитые писатели становятся богачами, и литературный труд, при благоприятных условиях, даже заурядному работнику дает средства к безбедному существованию.С другой стороны, предприимчивые издатели (один из первых - Констебль в Англии) задаются высокополезной задачей удешевить хорошую книгу до такой степени, чтобы всякий сколько-нибудь достаточный человек мог, без больших затрат, составить себе целую библиотеку. Первое явление в передовых странах Европы к середине столетия становится общим: не только авторы, подлаживающиеся ко вкусам публики (напр., Дюма-отец), но и большинство талантливых писателей совершенно независимых (напр., Виктор Гюго)могут хорошо жить доходами от продажи своих книг; вместе с этим они становятся и крупной политической силой. Крайнее удешевление хорошей книги (за исключением особых случаев: изданий Нового Звета, полного Шекспира в 1 шиллинг) становится возможным только в З-ей четверти столетия, зато теперь идет вперед быстрыми шагами:благодаря таким издателям, как Реклам ("Universal Bibliothek") в Германии, Сонцоньо в Италии и пр., теперь за десятки рублей можно собрать библиотеку классиков всех времен и народов, которая в начале столетия стоила тысячи.

Специально для народа красиво и правильно издаются целые библиотечки полезных К. по такой цене, которая своей дешевизной убивает плохие лубочные издания. В Германии, а за ней и повсеместно, в последние годы даже роскошные, красиво иллюстрированные К. так удешевляются, что не составляют редкости на полке учителя начальной школы. 70 лет назад Греция получала из Франции и бумагу, и шрифт для правительственных изданий и учебников; теперь в ней ежегодно выходят тысячи названий К., и в том числе много баснословно дешевых изданий для народа и бедняков. И в России, уже с первых 10-летий XIX в., в книжном деле замечается значительный прогресс: первые томы истории Карамзина, выпущенные в 1818 г., разошлись в несколько недель; плохой, ныне забытый роман Булгарина "Иван Выжигин", вышедший в 1829 г., доставил автору деньги, по тому времени, огромные; появляются предприимчивые издатели, искренно любящие свое дело, вроде Смирдина. С начала царствования Александра II и у нас К. становится крупной общественной силой. В последнюю четверть века и у нас являются дешевые библиотеки для среднего класса, уже не разоряющие предпринимателей, как прежде; и у нас издаются отечественные классики по такой цене, которая делает их доступными и для бедных людей;что же касается до наших народных, копеечных изданий, предпринимаемых с полублаготворительной целью комитетами грамотности и др. общественными учреждениями, а также и некоторыми частными фирмами, то по строгому выбору содержания, дешевизне и изяществу они могут поспорить с немецкими и английскими. Но в общем книжное, книгопродавческое и типографское дело в России, сравнительно с ее западными соседями, находится еще в очень неудовлетворительном состоянии.

По истории К. см. Arnett, "An inquiry into the nature and form of the Books of the Ancients" (Л., 1637); W. Wattenbach, "Das Schrift wesen im Mittelalter" (Лпц., 1871); V. Gardthausen, "Griechische Palaeographie" (1879); E. Egger, "Histoire du livre" ("Bibl: d'edacation et derecreation"); H. Bouchot, "Le livre, l'illustration, la reliuie" (Пар., 1886); Aug. Mulinier, "Les manuscrits et les miniatures" (1892, "Bibl. des Merveilles"). Для славянской рукописной К. лучший материал у Востокова, в "Описании ркп. Рум. музея" и у Срезневского, "Славяно-русская палеография" ("Журн. Мин. Нар. Просв.", ССХIII, отд. II). Для старопечатной, петровской и послепетровской К. материал у Каратаева, Сопикова, Пекарского ("Наука и лит. при Петре") и др. Ср. А. Кирпичников, "Очерк истории книги" (СПб., 1888): О. Булгаков, "Иллюстрированная история книгопечатания"(т. 1, СПб., 1889).

А. Кирпичников.

Cтатья "Книга": Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля

КНИГА, книжка ж. сшитые в один переплет листы бумаги, или пергамента: || писание, все что в книге содержится; || раздел, отдел в обширном письменном сочинении.

Со времени изобретенья печатанья, свитки заменились книгами. Он пишет книгу о том-то. Поэма <Энеида> разделена на 12 книг. Священные книги, Библия и Новый Звет.

Родословная книга, в которую вписываются, по каждой губернии, дворянские роды, разделяемые на шесть видов.

Метрические книги, по приходам, куда вносятся рожденные и крещенные.

Хорошенькая книжечка, книженочка; пустая книженка, мысливая книжица, насмешливое. Аршинная книжища.

Подымать книги, брать справки в делах церковных и судебных, по старым делам. ||

Книга, третий желудок жвачных животных, перебериха, литонья, листовик: см. кутырь. ||

Книга и книгалка южн. зап. чешск. птица Vanellus cristatus, пигалка, пигалица, чибис, настовица, луговка, кигалка, южн. чайка.

Говорит, как книга. Не красна книга письмом, красна умом. Кто больше знает, тому и книги в руки. Когда сядешь есть, не закрыв книги, заешь память. В книги не в чурки. Попы за книжки, миряне за пыжки. Все товар, и мусор товар, а книги не товар (гр. Канкрин).

Книжный, до книг относящ. Книжный человек, начитанный, ученый. Книжная торговля. Книжный переплетн. Книжный язык, несколько изысканный, высокопарный, неустный. Книжное золото, листовое, для позолоты. Книжчатый, представляющий вид книги. Книжчатое золото. Книжчатый желудок жвачников. Книжистый, богатый, обильный книгами.

Книжность ж. книжество ср. церк. книжная ученость, начитанность; || свойство книжного. Книжник м. ученый, знающий священное писание, догматик; учитель, толкователь Закона Божия; грамотей, книжный человек, хорошо знающий грамоту; охотник, любитель книг; разносчик книг, букинист. ||

Бумажник, карманная записная книжка, сумка для бумажных денег. Книжница ж. книгохранилище, библиотека; особое помещенье для замечательных книг, шкаф, витрина; || начетчица, ученая женщина. Книжничий, до книжников относящ. Книжничать, торговать книгами, особ. в разноску. Книгодержа, -держец, псаломщик или служитель при архиерейском служении. Книгоноша м. разносчик книг, букинист. Книгопечатанье, -тиснение ср. действие того, кто печатает книгу; || самое искусство это. -печатный, к этому искуству относящ. -печатня ж. типография. -печатник м. типограф. Книгоположница ж. киагохранильница ж. -хранилище ср. библиотека, книжница. -хранилищный, к библиотеке относящ.; книгохранитель м. библиотекарь. -мый, книгохранный, к храненью книг относящ.. Кнагопродавец, -торговец, м. пюрговица ж. торгующий книгами. Книгопродавцев, ему прнадлежщ. книгоародавческий, к торговле этой вообще относящ. Книготворец м. -рица ж. плохой писатель. Книгочий м. любитель чтенья, много читающий. ||

Книгочий церк. книжный, письменный человек, письмовод.

Cтатья "Книга" из Большой Советской Энциклопедии.

Книга, важнейшая исторически сложившаяся и продолжающая развиваться форма закрепления семантической информации (главным образом связного и достаточно пространного текста), предназначенная для ее повторяющихся воспроизведения и передачи во времени и пространстве. Текст К. фиксируется на листовом материале посредством знаков (букв или др. графических образов), воспринимаемых зрением (исключение - книги для слепых, рассчитанные на восприятие осязанием). Современная К. представляет собой кодекс - блок скрепленных страниц с текстом и иллюстрациями и внешних защитных элементов (переплёт, обложка). С точки зрения книжной статистики К. - произведение печати в форме кодекса с определённым минимальным количеством страниц (в соответствии с рекомендациями ЮНЕСКО - свыше 3 печатных листов, т. е. не менее 48 страниц).

К. - важнейшее средство массовой, научной и технической информации, играющее колоссальную роль в качестве орудия политической и идеологической борьбы, распространения и пропаганды знаний, образования и воспитания. Как произведение общественно-политической, художественной, научной литературы К. партийна и имеет ярко выраженный классовый характер. К. - продукт общественного сознания, а следовательно, и орудие классовой борьбы. Во все времена К. служила мощным средством пропаганды и распространения политических взглядов. По словам В. И. Ленина, <книга - огромная сила> (<Ленин и книга>, 1964, с. 362). К К. полностью относится положение В. И. Ленина о двух культурах в каждой национальной культуре. К. играет революционную или реакционную роль в зависимости от того, идеологию каких социальных сил она отображает и пропагандирует и кому принадлежат орудия и средства производства К. (издательства, типографии, бумага и т.п.). В капиталистическом обществе К., пропагандирующая реакционные идеи, используется господствующими классами как средство политического и национального угнетения широких трудящихся масс. В условиях социалистического общества К. служит интересам народа и тесно связана с его жизнью, она основывается на принципах партийности, народности, научности, действенного гуманизма, пролетарского интернационализма.

К. является продуктом книжного дела - совокупности отраслей культуры и производства, связанных с созданием и изготовлением К., её распространением, хранением, описанием и изучением. Отбор для полиграфического воспроизведения и распространения произведений науки, литературы, искусства, их партийная и профессиональная оценка, подготовка для печати и выпуск - функции издательского дела. Множественное воспроизведение К. осуществляется полиграфической промышленностью (см. также Книгопечатание, Полиграфия). Распространение и пропаганда К. являются функцией книжной торговли. Сбор, специальная обработка и хранение К., их пропаганда и руководство чтением осуществляются в рамках библиотечного дела (см. Библиотека, Библиотековедение). Целенаправленное информирование читателей о К. и др. произведениях печати и их активная пропаганда - задача библиографии. К. и книжное дело изучает в исторических и современных аспектах комплексная научная дисциплина - книговедение.

Рукописная книга. Историческое становление К. теснейшим образом связано с процессом создания и формирования письма, структурные особенности которого (система знаков, порядок их расположения, особенности начертания), а также специфика писчего материала и инструмента для письма в значительной степени обуславливали конструктивные особенности самой К. В древности определились два основных типа конструктивной организации К.: лента-свиток (Египет, Греция, Рим, государства Древнего Востока) и совокупность пластин или листов, соединяемых в стопу или в блок (К. на пальмовых листьях в Индии и на Цейлоне, римские полиптихи и т.д.). В 4-3-м тысячелетии до н. э. в Древнем Египте возникает К. в форме свитка с использованием в качестве писчего материала папируса, а со 2 в. до н. э. - пергамена. Средняя длина свитка не превышала 10 м, хотя известны свитки длиной свыше 40 м - так называемый папирус Гарриса (Британский музей). Уже в Древнем Египте искусство К. представляло собой результат весьма сложной и разнообразной профессиональной деятельности писцов и художников, украшавших рукописи на свитках орнаментами и различными изображениями. Характерной особенностью было стремление к функциональной и стилевой связи иероглифического текста с условно-символическими изображениями. Прототипом современной формы К. - кодекса является полиптих - несколько скрепленных между собой дощечек, натёртых воском, которые древние римляне применяли для письма. Древнейший из сохранившихся пергаменных кодексов - <Кодекс Синаитикус> - относится к 4 в. По сравнению со свитком кодекс вмещал большой объем информации и был конструктивно прочнее. Перелистывание гибких страниц, скрепленных в корешке, оказалось более удобным для письма и чтения, чем развертывание и одновременное свертывание свитка. В кодексе появляется титульный лист (от лат. titulus - надпись, заглавие), а также счёт страниц и тетрадей. С появлением кодекса возникает и переплёт, который первоначально делали из нескольких склеенных листов папируса или пергамена, а затем из деревянных досок. Мастера рукописной К. настойчиво стремились к гармоничному расположению на странице текстовой полосы, иллюстраций, орнамента. С 13 в. основным писчим материалом в Европе становится бумага. Центром производства К. в средние века сделались мастерские-скриптории, в которых применялось первичное разделение труда. Текст писал писец-скриптор, оставленные им места для заголовков и буквиц заполнял рубрикатор, украшения и миниатюры выполняли иллюминаторы и миниатюристы. Переплеты и драгоценные оклады для К. изготовлялись переплетчиками и золотых дел мастерами. К. раннего средневековья обильно украшена изоморфическим орнаментом с изображениями рыб и птиц; в Англии и Ирландии в 7-9 вв. преобладал орнамент в виде плетёных ремней и жгутов. Характерные памятники искусства К. этой эпохи - Евангелие из Дарроу (около 670), Евангелие из Келса (около 800). В эпоху Каролингов возникают центры изготовления К. в Париже, Реймсе, Фульде, Type, появляется своеобразная форма латинского письма - каролингский минускул. После распада Каролингской империи ведущим центром изготовления К. становится монастырь на о. Рейхенау (на Боденском озере). С 13 в. в европейской К. господствует готика; особенно большое значение приобретает орнамент. Своеобразной красотой и высоким совершенством исполнения отличаются рукописи каллиграфов Востока (см. Каллиграфия).

Появление К. на Руси связано с распространением славянского письма, созданного во 2-й половине 9 в. Самая ранняя из сохранившихся русских датированных рукописных К. - <Остромирово евангелие> (1056-57). Известно 7 датированных К. 11 в., 8 К. 12 в. Замечательный памятник искусства К. - <Мстиславово евангелие> (около 1117), заключённое в драгоценный оклад. На рубеже 14 и 15 вв. в Москве создаются так называемые Евангелие Кошки и Евангелие Хитрово, художественное убранство которых принадлежит мастерам круга Феофана Грека и Андрея Рублёва. Большую роль в истории рукописной К. 1-й половины 16 в. сыграли мастера круга Феодосия Изографа, с деятельностью которых связано использование в К. гравированной на металле орнаментики (например, так называемое Евангелие Уварова). В середине 16 в. в государственной мастерской был создан многотомный летописный свод с большим количеством миниатюр. В орнаментальном обрамлении русской рукописной К. последовательно сменяют друг друга старовизантийский, <звериный>, балканский, нововизантийский, старопечатный стили. Господствующим типом письма был первоначально устав, а с 14 в. - полуустав.

Печатная книга. Первым способом множественного воспроизведения К. была ксилография - гравюра на дереве. Древнейшей печатной К. считают текст, оттиснутый с 12 досок в Корее в период между 704 и 751. Европейские ксилографические издания, появившиеся в 15 в., первоначально представляли собой лубочный лист (изображения иногда сопровождались текстом), а в дальнейшем - блок с запечатанными с одной стороны страницами (так называемая анопистографическая К.). Впоследствии лицевую и оборотную стороны печатали на двух отдельных листах, которые склеивали друг с другом (так называемая опистографическая К.).

Новая эра в истории К. открылась с возникновением книгопечатания в Европе, которое относят к 40-м гг. 15 в. и связывают с именем И. Гутенберга (Германия). Шедевром раннего книгопечатания является его так называемая 42-строчная Библия. Гутенберг воспроизводил полиграфическим способом лишь текст. Первый опыт типографского воспроизведения орнаментики был предпринят в 1457 П. Шеффером на страницах Майнцской псалтыри. В той же К. впервые появились выходные сведения и типографская марка. В 1461 А. Пфистер в Бамберге выпускает К. с гравированными на дереве иллюстрациями. В 70-80-х гг. 15 в. Э. Ратдольт (Венеция, Аугсбург) вводит в К. многокрасочную печать, начинает печатать золотом, снабжает К. прикладного характера подвижными чертежами и схемами. Внимание типографов в 15-16 вв. было направлено на создание экономичных, красивых, удобных для чтения текстовых шрифтов (см. Шрифт).

Первые печатные К. появились в 1465 в Италии, в 1468 в Чехословакии и Швейцарии, в 1469 в Нидерландах, в 1470 во Франции, около 1473 в Польше, в 1473 в Венгрии, в 1474 в Испании и Бельгии, в 1477 в Англии. К., напечатанные до 1 января 1501, называют инкунабулами, К. 1-й половины 16 в. - палеотипами.

Первые печатные К. кирилловского шрифта выпущены были Ш. Фиолем в Кракове в 1491. Книгопечатание в Москве началось в 50-х гг. 16 в. Первая точно датированная русская печатная К. выпущена Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем в 1564 (<Апостол>). В 1574 Иван Федоров во Львове издаёт первые украинские печатные К. (<Азбука> и <Апостол>).

Создание целостного организма К. затруднялось интересами массового производства. В преодолении этого противоречия исключительную роль сыграла деятельность крупнейших издателей-типографов 16-17 вв. - семей Мануциев в Венеции, Этьеннов во Франции, К. Плантена в Бельгии, семьи Эльзевиров в Нидерландах, занимавшихся разработкой типов издания различной литературы и устанавливавших наиболее целесообразные и эстетически совершенные решения книжных ансамблей.

Дальнейшее развитие печатной К. было связано с постоянным стремлением к увеличению объёма информации, совершенствованию её передачи, специализации К. по типам изданий (научные, учебные, художественные, культовые, справочные и т.п.).

В книжном искусстве 18-начала 19 вв. углубляется разделение профессий типографского и художественного профиля. Это накладывает опечаток на характер книжного ансамбля: текст и иллюстрации часто утрачивают прежнюю взаимосвязь. Все большее распространение получают наборные орнаментальные украшения, линейки, политипажи.

Открытие литографии (1798) и торцовой ксилографии (80-е гг. 18 в.) облегчило процесс воспроизведения в К. авторского рисунка и позволило с середины 19 в. значительно увеличить выпуск иллюстрированных изданий. В западноевропейскую и русскую К. пришли выдающиеся художники, много сделавшие для распространения в книжной графике реалистических тенденций. (См. Иллюстрация, Графика).

В середине 19 в. полиграфия вступила на путь бурного технического прогресса. С открытием фотомеханического способа воспроизведения изображений К. обогатилась новыми возможностями для широкого привлечения чёрной и цветной графики.

2-я половина 19 в. ознаменована все большим подчинением К. коммерческим интересам издателей, что привело к снижению уровня художественной культуры массовых изданий и к обособлению группы библиофильских книг. Попытки поднять уровень книжного искусства путем возвращения к ремесленным способам производства предпринимались английским писателем и художником У. Моррисом, выпустившим в конце 19 в. 53 превосходно сделанных К. На грани 19-20 вв. в К. зародились новые стилистические формы, отразившие искания живописи и графики того времени.

Современное искусство К. капиталистических стран в основном базируется на высоких достижениях типографского дела (научная, искусствоведческая К.), художественно-образная сторона в нём, как правило, менее развита. Отражая коммерческие интересы издателей, книжная продукция делится на массовую, выпускаемую в ярких обложках, без иллюстраций, и на дорогие издания, в которых нередко участвуют крупные художники.

Советская К. первых лет своего существования стремилась к разрешению сложного комплекса идейно-воспитательных и художественных проблем, вытекающих из программы культурных преобразований в стране. Следуя установке на общедоступность советской К., на ее просветительский характер, советские издатели и полиграфисты большое внимание уделяли массовой К. В этой области работали крупнейшие мастера: московские ксилографы В. А. Фаворский, А. И. Кравченко, А. Д. Гончаров, Г. А. Ячеистов, М. И. Пиков и др.; ленинградские художники Л. С. Хижинский, А. Ф. Пахомов, Г. Д. Епифанов, В. В. Лебедев, В. М. Конашевич, Е. И. Чарушин, Ю. А. Васнецов и др. Новаторская деятельность конструктивистов 20-х-начала 30-х гг. (Л. М. Лисицкий, А. М. Родченко) оказала воздействие на развитие конструкции К., введение в нее фотомонтажа и т.д. Велика роль в иллюстрировании классической литературы Н. В. Кузьмина, Кукрыниксов, Д. А. Шмаринова, Е. А. Кибрика и др. В области шрифтовой и оформительской графики большой вклад сделан И. Ф. Рербергом, С. Б. Телингатером, С. М. Пожарским и др.

Советское книжное искусство 50-70-х гг. характеризуется настойчивым стремлением к созданию органической взаимосвязи книжных элементов. В связи с этим возникает интерес к проблемам организации К. как целого (художественное конструирование), к проблеме стиля и т.д.

В середине 20 в. в обстановке чрезвычайно быстрого роста печатной информации и широкого распространения новых средств массовых коммуникаций (радио, телевидение, кино и т.д.) перед К. возникают новые проблемы: уточнение специфической функции в общей системе средств массовых коммуникаций, совершенствование книжной организации (освоение новых печатных материалов, миниатюризация изданий, оптимизация чтения, включение в научные и учебные К. звукозаписей, стереоскопических изображений и пр.), повышение качества полиграфического исполнения и др.

Структура и типология современной книги. Книжный блок соединяется с переплётной крышкой при помощи форзаца. Верхние и нижние края тетрадей скрепляет тесьма с утолщённым краем - каптал. На переплёт иногда надевают суперобложку, которая предохраняет переплётную крышку и служит элементом оформления К. В начале К. помещают титульный лист, который может быть разворотным, занимая 2-ю (контртитул) и 3-ю страницы К. Некоторые сведения могут быть помещены на авантитуле, занимающем 1-ю страницу К. Титульному листу иногда предшествует фронтиспис. Для смысловой организации текста используются различные способы рубрикации К. Отдельным разделам К. иногда предшествует шмуцтитул, на котором напечатано название раздела. Первые (спусковые) полосы разделов выделяют средствами вёрстки или художественного убранства. Шрифтовые и нешрифтовые методы выделения позволяют выявить заголовки или отдельные части текста. Пользование К. облегчают колонтитулы - заглавия отдельных разделов, помещаемые в верхней части полосы, и колонцифры - порядковые номера страниц (пагинация). Порядковые номера тетрадей (листов) К. - сигнатура и условное наименование К. - норма, служащие для облегчения подбора листов в процессе изготовления книжного блока, проставляются на 1-й (а иногда и на 3-й) странице каждой тетради. Аппарат К. включает выходные сведения, содержание (оглавление), предисловие (послесловие), прикнижную аннотацию, примечания, комментарии, указатели, внутрикнижные библиографические списки, приложения, сноски. Содержание (оглавление) и выходные сведения помещают в каждой К., другие элементы аппарата - преимущественно в научных изданиях. Размер страницы К. называется форматом издания.

К. различают по их читательскому и целевому назначению, а также по тематике. По читательскому назначению могут быть выделены К. для массового читателя, для специалистов и для детей. Исходя из целевого назначения К., говорят об официальных, научных, научно-популярных, учебных, литературно-художественных, справочных, рекламных и других изданиях. Широко распространённым видом научной К. является монография. Среди учебных К. можно выделить учебники, учебные пособия, учебно-методические пособия и др. Характерными видами справочных изданий являются словари, энциклопедии, справочники по специальным вопросам, инструкции, памятки, проспекты, каталоги, календари, путеводители. Тематически К. классифицируются в соответствии с библиотечно-библиографическими классификациями (см. Классификации библиотечно-библиографические).

Лит.: Ленин и книга, М., 1964; Пятьсот лет после Гутенберга. 1468-1968, М., 1968; 400 лет русского книгопечатания, т. 1-2, М., 1964; Сидоров А. А., Книга и жизнь, М., 1972; его же. История оформления русской книги, 2 изд., М., 1964; Люблинский В. С., Книга в истории человеческого общества, М., 1972; Кацпржак Е. И., История книги, М., 1964; Немировский Е. Л., Начало славянского книгопечатания, М., 1971; его же, Возникновение книгопечатания в Москве. Иван Федоров, М., 1964; Книга в России, ч. 1-2, под ред. В. Я. Адарюкова и А. А. Сидорова, М., 1924-25; Назаров А. И., Октябрь и книга, М., 1968; Черняк А. Я., История технической книги, ч. 1, М., 1969; Пахомов В. В., Книжное искусство, кн. 1-2, М., 1961-62; Ляхов В. Н., Оформление советской книги, М., 1966; его же, Очерки теории искусства книги, М., 1971; Книга. Исследования и материалы, сб. 1-25, М., 1959-72: Искусство книги. (Альманах), в.1-7, М.,1960- 71; Aldis Н., The printed book, Camb., 1951; Barge H., Geschichteder Buchdruckerkunst, Lpz., [1940]; DahI S., Histoire du livre de l'antiquite a nos jours, 2 ed., P., 1960; Flocon A., L'universdes livres, P.,[1961]: Labarre A., Histoire du livre, P.,1970; McMurtrie D. C., The book, N. Y., [1943]; Steinberg S. H., Five hundred years of printing, L., 1959.
В. H. Ляхов, Е. Л. Немировский.


Буквица. Лучшие продавцы >>>



КАРТА сайта · Алиб.ру - Главная · Авторам и правообладателям · Указатель серий · Alib в Українi · Пластинки · Марки · Добавить в Избранное

Copyright © 1999 - 2017, Ведущий и K°. Все права защищены.
Вопросы, предложения пишите в книгу


  Яндекс.Метрика
PiterOldBook - старые редкие книги      
| 0 c |